Профессиональные медицинские консультации и советы для интеллектуальных пациентов
 
  

Сергей Магнитский

Человек пронзительного аналитического ума. Человек высокой чести. Человек, который всегда считал, что если поступаешь по закону, то защищен. Человек, который поплатился за эти убеждения. Имею право так сказать,  так как знаю  его около 20 лет. Имею право так сказать, так как в курсе событий, которые с ним произошли. С моим другом. 
Шестнадцатого ноября его не стало. Сегодня были его похороны.

 
Ужаснула ложь представителей власти:
 
  
 
 
Если это не сознательная ложь, тогда это полное неведение, что происходит и что происходило. Тогда что они там делают, эти представители? Господь им судья, этим «судьям» и  этим представителям.
 
Насчет жалоб на состояние здоровья. Если  их действительно нет в деле, то они "удачно" потерялись. Они должны  быть. На каждом заседании, и регулярно между ними, Сергей подавал жалобы на состояние здоровья и условия содержания. Но на последнем заседании судья отказалась их рассматривать, мотивировав это тем, что они не заверены. Действительно, по непонятной ошибке ей дали незаверенные копии.  Сергей тут же предложил их  подписать (заверить), он был в пяти метрах. Судья это предложение проигнорировала. Этот «стиль» «судьи» был во всем.  Сергей, после этого, и на основании того, что ему не предоставили достаточного времени на ознакомление с новыми документами, отказался принимать участие в заседании. Срок предварительного заключения был продлен.
 
Убежден, что окончательной версией властей  будет смерть от острой сердечной недостаточности. Оно как-то "попристойней" для общественности. Да и дьявольская хитрость имеется. В конечном итоге, всякая смерть наступает от сердечной недостаточности. Только впереди этих слов в диагнозе всегда есть непосредственная причина, приведшая к ней.
 
И эта причина в первый день просочилась в интернет из места событий. И о ней говорили и жене  Сергея и матери и адвокату. Панкреонекроз, токсический шок. Я постараюсь объяснить, почему эта причина, скорее всего, не будет фигурировать в окончательном официальном диагнозе.
 
Существуют документы, которые уже не потеряются, так как их оригиналы находятся у родственников. Приведу их немного ниже.
В начале лета, Сережу стали беспокоить частые сильные боли. Я попросил подробно их описать. Что он и сделал на четырех страницах. Подробно, качественно, логично. Вот куски его описания от 19 июня
 
Это, а тем более полный текст,  довольно четко вписываются в диагноз холецистопанкреатитa.
В Матросской Тишине было сделано УЗИ брюшной полости. Это и есть документ, о котором говорил.
 
 
Объясняю, что означает плановое оперативное вмешательство, которое было назначено. Это означает, что в момент осмотра экстренных и срочных показаний к операции нет, но в  ближайшем будущем, обычно в течение 1-3 месяцев, операция показана . Плановость заключается в логичности,  нужности и возможности дополнительного обследования, наблюдения и подготовки (лечения) больного к операции. Например, купирования явлений воспаления. Т.е. речь идет о организационных медицинских мероприятиях снижающих риск оперативного вмешательства.
Это заключение из Матросской Тишины. Где приличное медицинское обеспечение. Для тюрьмы конечно. По крайней мере, у меня сложилось такое впечатление по письмам Сергея.
Не знаю, должен ли данный документ содержать все подробности УЗИ. Но вот, что сказал врач Сергею.
 
 
хирург. Он пощупал мне живот, но ничего не сказал (я дописал, чтобы не сканировать одну строчку).
А потом его  переводят в «Бутырку», которая, судя по описаниям Сергея больше является местом прессинга на здоровье и психику человека. А основное время заключения Сергея в последние месяцы  было в Бутырке.
Письмо от 13 августа.
 
 
 
 
Передавать лекарства было сложно. Знаю точно, что были случаи, когда не принимали. Были случаи, когда по ошибке передавали в другие камеры или вообще не передавали. 
 
Через адвоката Сережа передал, что, в Бутырской тюрьме, ему назначили диклофенак. Школяр от медицины знает, что при воспалительных заболеваниях желудочно-кишечной системы вообще, и панкреатите в частности, он противопоказан. Я рекомендовал   его не принимать. Но не знаю дошла ли до него эта информация своевременно.
 
 За два дня до последнего суда был получен ответ на запрос о состоянии здоровья Сергея. На ответе ни чисел и подписей, но я клянусь, что это было именно так.  Оригинал ниже приведенного документа дали Сергею, и к моменту суда видели его только он сам, адвокат и родственники. 
 На суде до его рассмотрения дело просто не дошло. А через три дня Сергей умер.
 
 
 У меня нет сомнений, что причиной смерти Сергея было осложнение холецистопанкреатита после последнего суда. Развился панкреонекроз с последующим перитонитом, токсическим и септическим шоком. Это очень тяжелое осложнение, требующее экстренной операции и интенсивной терапии. Без своевременного оказания медицинской помощи, события развиваются катастрофически быстро. Такая помощь ему не была  оказана, поэтому в официальном заключени, скорее всего будет фигурировать  более "удобный" диагноз.
 
Если бы, хотя бы на последнем суде, над Сергеем не издевались, а отпустили под подписку о невыезде, он бы жил.
 
Письма и документы опубликованы с согласия жены и матери Сергея Магнитского.
 

 

Комментарии

.

И еще. Без особых комментариев. Когда прощались с Сергеем, обратили внимание на левую руку. Вот фото.
 
 
 
Но ракурс получился не совсем удачный. Не видно, что со стороны мизинца в области перехода ладонной поверхности кисти в тыльную, была глубокая ссадина размером 15 на 5 мм. Глубиной примерно 3 мм. Вокруг ссадины  был ободок воспаления.
 
 
За четыре дня до смерти, мы точно знаем, что руки Сергея были в порядке.

 

Подсчитал. У меня было семь

Подсчитал. У меня было семь попыток и, соответственно, есть семь текстов продолжения темы. Напишу текст, появляются новые обстоятельства. И так, до следующего варианта. Потом понял, что все без толку. Не имеет смысла. Как и не имеют смысла результаты расследования по поручению  Президента.
Присоединяюсь к мнению журналистки Зои Световой. Все гораздо страшнее. Что, расследование объяснит, почему Сергей последний час своей жизни провел в обществе бригады "усмирения" из восьми человек? Или, что даст публикация фото со страшными ранами от наручников? Что, про это соответствующие службы не знают?  Да и  родственники Сережи не хотят, ни этого, да и уже вообще ничего. Точнее хотят одного, чтобы не тревожили покой Сергея.
Очередное поручение Президента о расследовании смерти. Смерти Веры Трифоновой (http://www.nsk.kp.ru/daily/24482/639679/).  «…врачи диагностировали у  нее сахарный диабет, диабетическую нефропатию и хроническую почечную недостаточность.».  Правда «предположительная» причина смерти носит характер случайности , но до боли знакомой  - острая сердечно-сосудистая недостаточность. Можно ожидать, что поручение будет выполнено. Кардиомиопатию найдут. При сахарном диабете, хронической почечной недостаточности,  она просто должна быть. Так, что, все основания внезапно и неожиданно умереть от острой сердечной недостаточности будут и в этом случае.
Пока следователь  принимает решение, как и где должен лечиться подозреваемый в СИЗО.  Пока судья решает принимать ли ему во внимание мнение врачей о изменении условий содержания - Президент будет регулярно давать поручения о таких расследованиях. Следует признать, что  для России эти поручения являются положительной динамикой.  Правда,  бессмысленность этих расследований понимают ВСЕ. В том числе и тот, кто дает поручение. Во первых, простите, не дело Президента давать  поручения о "тщательном" расследовании случаев с возможным нарушением прав ЧЕЛОВЕКА. По моему скромному мнению, дело Президента создать условия для всегда тщательного обеспечения конституционных прав гражданина.  И тут важно понимание, что в упомянутых двух жутких, средневековых случаях,   и следователь, и судья действовали в рамках НАШЕГО закона и своих полномочий. На, что они и гордо ссылаются. 
 Пока врачи, будут шестеренками (шестерками)  в этом механизме,  пока врачи  будут административно подчиняться следователям и судьям и получать зарплату, "по понятиям"  этого подчинения, ничего не измениться.

«Генеральная прокуратура

«Генеральная прокуратура сняла интервью руководителя Правового управления Олега Логунова о смерти юриста Сергея Магнитского со своего официального сайта,..» (ссылка -http://www.gazeta.ru/news/lenta/2010/06/11/n_1506321.shtml )
 
Понимаю, почему это сделали. Неловко все-таки.  Впечатление, что    руководитель  правового управления Генпрокуратуры  не в ладах с логикой или взялся обсуждать проблемы, которые не знает. Или знает (по чину положено), но крайне неудачно излагает версию. 
 
Олег Логунов (он же бывший заместитель главы Следственного комитета при МВД), говорит, что Магнитский за весь период следствия не предъявлял жалоб на состояние здоровья. По его данным, у Магнитского был холецистит, который не препятствует нахождению в местах заключения, а на сердце он никогда не жаловался. По словам Логунова… "Я считаю, что смерть Магнитского обусловлена недостаточной квалификацией, недостаточным уровнем медицинского обслуживания в наших СИЗО" (выделение мое). (Ссылки - http://www.liberty.ru/events/Genprokuratura-v-smerti-Magnitskogo-vinovaty-mediki, http://www.newsru.com/russia/08jun2010/magnitskii.html, http://www.s-pravdoy.ru/vlast/5005-2010-06-08-07-23-31.html, http://radio.bfm.ru/node/37581?id=2866).
 
То есть жалоб на здоровье вообще не было. И на сердце в том числе.  К врачам Сергей не обращался. Холецистит здоровью не мешал. Так,  за что медиков винить? Как врач, пытаюсь понять, что имел в виду господин Логунов.  Приходит в голову только одно. При    казуистически непонятной острой сердечной недостаточности у здорового человека 37 лет,  в СИЗО не было наготове квалифицированной бригады реаниматологов. Ах да. Еще "медики" около часа не впускали  в СИЗО сотрудников вызванной «Скорой помощи». Разрешили войти только после смерти Сергея. Сомневались в диагнозе наверно.  
 
Конечно врач Александра Гаусс, которая ушла на период когда Сергея «мягко» (это выражение есть в отчетах комиссий) фиксировала  специализированная бригада из восьми человек, вызывает презрение. Конечно врач Александра Викторовна Гаусс  вернувшаяся к пациенту, по вызову для констатации смерти, вызывает глубокое презрение. Повторю еще раз крупным шрифтом   врач АЛЕКСАНДРА ВИКТОРОВНА ГАУСС, КОТОРАЯ ОСТАВИЛА ПАЦИЕНТА, ВЫЗЫВАЕТ ГЛУБОКОЕ ПРЕЗРЕНИЕ.   В меньшей степени это чувство вызывает санитар, которого выпроводили из помещения как не профессионала. Но факт остается фактом. Последний 1 час и 18 минут своей жизни Сергей провел в обществе отнюдь не медиков.
А совсем незадолго до этого он своими ногами зашел в распределитель СИЗО, таща тяжелые сумки с художественной литературой и дневниками.
 
Гусейнов Тимур Юсуфович.
 

 Итак. Имеются факты, что

 Итак. Имеются факты, что средние траты Артема Кузнецова составляют один миллион долларов в год. Факты достаточно обоснованные, чтобы серьезный человек (Джеймисон Файрстоун) публично предоставил их на рассмотрение Президенту России ( http://www.inopressa.ru/article/24Jun2010/ft/Magnitsky1.html.)
Аналогичных ссылок в интернете – десятки.
Но, вполне вероятно, что А. Кузнецов тратит честно заработанные миллионы долларов, на, что имеет право каждый гражданин нашей Страны.
Потому, что его доходы неизвестны:
В ДЭБ МВД «Газете.Ru» сообщили, что Кузнецов подавал декларацию о доходах за 2009 год, но указанные в ней данные не могут быть разглашены, так как он не является руководителем подразделения. «Для того, чтобы запросить у налоговых органов информацию о доходах Кузнецова и его семьи, нужно возбудить уголовное дело» (http://www.gazeta.ru/social/2010/06/25/3390692.shtml.)
 
Напомню. 5 июня 2008 и 7 октября 2008 года Сергей Магнитский дал свидетельские показания, в котором указывал на возможную причастность сотрудников ГУВД Москвы Артема Кузнецова и Павла Карпова к хищению 5,4 млрд рублей путем организации незаконного возврата налогов, ранее уплаченных компаниями его клиента Фонда «Hermitage»( http://www.gzt.ru/addition/-tekst-obrascheniya-lyudmily-alekseevoi-k-glave-/312852.html?from=linksfromsingle.)
 
Через месяц после этого, Сергей Магнитский был арестован по подозрению в уклонении от уплаты налогов в особо крупных размерах за период 2002 года. Арест  возглавлял упомянутый А. Кузнецов. Он же участвовал и в дальнейших следственных действиях. Основным доводом для выбора такой меры было то, что Сергей якобы оформляет визу в Англию. Немного позже, английское посольство даст официальный ответ - документов для оформления визы Сергей не подавал.
Каким образом Сергей оказался причастным к фонду Hermitage Capital и давал показания против сотрудников ГУВД Москвы? Попробую доступно объяснить, чем занимался Сергей и за, что его ценили как высочайшего профессионала.
Возьмем отдельно взятую квартиру с соответствующими коммунальными затратами. Хозяева приглашают специалиста с целью проанализировать возможности экономии. Специалист анализирует перспективность экономии, например, на энергосберегающих лампочках, включении света только на появление человека, на оптимизации мощности лампочек для данных задач, экономическую целесообразность установки счетчиков воды и т.д. И дает заключение по оптимизации расходов. Сюда же входят рекомендации по юридической правильности ведения документации (сохранении квитанций за свет и.т.д), чтобы избежать теоретических необоснованных претензий по оплате коммунальных услуг. На этом работа специалиста выполнена. А хозяин решает, в какой степени и как воспользоваться советами консультанта.
Именно таким консультантом и являлся Сергей. Он не был сотрудником Hermitage Capital, не имел никакого отношения к руководству этого фонда. Он не принимал и не мог принимать никаких решений. Не мог подписывать документы связанные с организацией и политикой Hermitage Capital . Решение принимает только хозяин.
Поэтому позиция следствия «…что Магнитский и Браудер, в частности, создали криминальную схему…» не выдерживает критики. Кем был Магнитский и кем был Браудер – глава крупнейшего инвестиционного фонда в России. Любопытно, встречались ли они вообще.
Сергей был приглашаемым консультантом фонда по конкретной задаче. К сожалению, в последний раз его пригласили для анализа непонятной утечки 5,4 миллиардов ру.,извините, киловатт-часов. Что он добросовестно и профессионально выполнил. Он раскрыл механизм как это было сделано, и указал на возможную причастность к этому сотрудников ГУВД Москвы Артема Кузнецова и Павла Карпова.
 
Что было дальше известно. В частности оценку дала общественная наблюдательная комиссия г. Москвы
 
Но лучше предоставить слово Сергею. «Уголовное преследование, развернутое против меня, носит заказной характер, и по своей сути является расправой. Следствие по этому уголовному делу ведется с многочисленными нарушениями закона. Я неоднократно уличал участников следственной группы в фальсификации доказательств и характеризующих меня документов. По этому поводу я и мои защитники заявляли отвод следователям, которые допускали нарушение закона. Действия должностных лиц, допускавших нарушения, многократно обжаловались вышестоящему руководству и в суд. Моя позиция явно раздражает следствие. Обосновать выдвинутое против меня обвинение невозможно, так как повторяю, никаких противоправных поступков я не совершал, документы, собранные следствием, свидетельствуют о моей невиновности. Экспертные заключения, изготовленные заинтересованными ведомственными экспертами из МВД, содержат явно натянутые, не объективные выводы в угоду обвинению. Если по этому уголовному делу суждено состояться судебному разбирательству, то во время допросов этих экспертов стороной защиты они не смогут их обосновать.»
13 октября 2009 года за месяц до смерти Сергей Магнитский сделал заявление: «Осознавая несостоятельность своих претензий, следствие организовало оказание на меня физического и психологического давления, целью которого является подавление моей воли с последующим понуждением к самооговору и оговору других лиц. В частности, мне несколько раз следователями было предложено дать показания против Уильяма Браудера, а в благодарность за это мне обещано «получить в суде условное наказание» и выйти на свободу. После каждого случая, когда я в очередной раз отвергаю эти толкающие меня на подлость предложения следователей, условия моего содержания становятся все хуже и хуже».
 
В течение более 11 месяцев заключения Сергея, собрать доказательную базу его вины  для передачи дела в суд, у следствия не получилось. А можно говорить, что ее не удалось собрать в течение пяти лет (ему инкринимировались события 2002 года).  А теперь давайте подумаем. Какой существует самый простой, наглядный и эффективный способ показать обоснованность обвинений в уклонении от уплаты налогов в особо крупных размерах? Правильно. Показать, например, факты трат по миллиону долларов в год, рассказать о найденной в доме крупной сумме денег. Показать машины в сотни тысяч долларов у него и родственников, полеты на частных самолетах на отдых и.т.д. А потом показать его реальные доходы. В данном-то случае, можно запросить информацию у налоговых органов - уголовное дело возбуждено. Ну и показать, что при этих доходах нужно 300 лет жить на хлебе и воде, чтобы объяснить – откуда? Да и другой фактор важен. Распоясывающиеся правозащитники замучили правами человека. Пускай они, да и Мировая общественность полюбуются и остынут. Как же это следствию в голову не пришло? Тем более условия благоприятные. Был неожиданный тотальный обыск дома и на работе с изъятием электронных материалов, документов, бумаг, черновиков. Так вот, ничего необычного и компрометирующего не было. Да, есть хорошая квартира, где живет семья Сергея. Нет и никогда не было у Сергея машин. Все, что есть у семьи матери соответствует скромному доходу пенсионеров. Один раз Сергей был на отдыхе в Турции. Один раз ездил в служебную командировку в Англию, куда его приглашали как эксперта по аудиту. Накопления Сергея оказались  среднестатистическими, не дающими возможность прожить семье как раньше - без регулярного заработка только Сергея. После ареста Сергея, жена устроилась на работу. В этом ей, кстати, помогла юридическая фирма, в которой работал Сергей.  И это вызывает глубокое уважение. В отличие от…
А теперь давайте проанализируем ситуацию после последнего суда, который продлил срок задержания на одиннадцать дней (до года). А также проанализируем уже невозможную ситуацию - Сергей Магнитский выходит из СИЗО.
Важно понимание. По закону, если после года предварительного заключения доказательной базы обвинения нет, и дело не передано в суд, подозреваемого должны выпустить из СИЗО. Уже говорил, что в течение одиннадцати с половиной месяцев этого сделать не получилось. Осталось всего одиннадцать дней. За это время нужно было что-то предпринять. Уже потом, после закрытия дела в связи со смертью Сергея представителями власти было сказано, что дело было готово для передачи в суд. Но так ли это? 
Вот мнение Сергея «Экспертные заключения, изготовленные заинтересованными ведомственными экспертами из МВД, содержат явно натянутые, не объективные выводы в угоду обвинению. Если по этому уголовному делу суждено состояться судебному разбирательству, то во время допросов этих экспертов стороной защиты они не смогут их обосновать.»
При варианте, если бы дело было бы передано в суд, такой теоретический суд вполне мог обернуться международным позором России. Уровень дела и его особенности гарантируют международное внимание и участие. И при этом, у Сергея появляется трибуна для освещения  хищения 5,4 млрд рублей путем организации незаконного возврата налогов, ранее уплаченных компаниями его клиента Фонда «Hermitage. Обратите внимание. Говорить будет тот, кто раскрыл механизм, досконально его проанализировал и владеет фактическим материалом.
При  другом варианте (в течение оставшихся одиннадцати дней дело не передано в суд), через одиннадцать дней из СИЗО должен выйти  человек с глубокими юридическими и экономическими знаниями, скрупулезно фиксировавший все нарушения. И знающий чем они были вызваны.Человек, на которого оказывали беспрецедентное давление. Который все это выдержал, не предал. Который на допросах часто пользовался своим правом - просто молчал. Потому, что время работало на него, нужно было только вытерпеть. Выходит человек, которого сломать не получилось. Он не скрывал, что готовится к обращению в Страсбургский суд. И нет сомнений, что Страсбургский суд его бы поддержал. И в международной правовой поддержке Сергея сомневаться не приходиться.
Через одиннадцать дней...
Проблема? Уже нет. «Нет человека - нет проблемы». Уголовное дело закрыто в связи со смертью подозреваемого.
 
Теперь властные структуры могут сказать  -  «Больше всего пострадали от его смерти именно мы, потому что мы уже выходили на завершающую стадию, он уже знакомился с материалами уголовного дела, мы готовились его  направлять в суд». (начальник СК МВД РФ, генерал-лейтенант юстиции Алексей Аничин, приказом которого А. Кузнецов и его сотрудники были введены в следственную группу по делу Сергея)).
 Оказывается пострадал не Сергей и не его семья, а МЫ - следствие, МВД.  На ознакомление материалов на последнем суде Сергею было дано около 15 минут. И то, после того как Сергей потребовал этого своего права. А "знакомился" он с делом с  одной прикованной рукой. Это не помешало Сергею обнаружить подмену ранее существующих документов и подать жалобу на рассмотрение этого факта. ОНИ "выходили на завершающую стадию". 
 

 
P.S. Вскоре после смерти Сергея, пострадавший А. Кузнецов получил повышение. Теперь он работает в департаменте экономической безопасности МВД России. Этот департамент сообщил, что к его работе нареканий нет. Опыт и знания А. Кузнецова в области экономической безопасности России позволили ему быстро  влиться в дружный коллектив профессионалов.

 Прочел публикации

 

Прочел публикации журналиста Вадима Речкалова  «Магнитское поле. Часть 1 и часть 2».

Похоже, что это ответ на  «Каста неприкасаемых. Часть 1 и  часть 2

Мое убежденное мнение, что на подобную публикацию («Магнитское поле») мог решиться только журналист, о котором в журналистском сообществе мнение сложилось полностью и окончательно.
Хочу показать какими приемами, как  и зачем пользовался журналист. Цитаты в   кавычках и курсивом шрифтом меньшего размера,  из названных публикаций автора.

«За что был убит Сергей Магнитский
Как за что! За то, что разоблачил милиционеров Кузнецова и Карпова, похитивших три фирмы у офшорного фонда “Эрмитаж” и с помощью этих фирм укравших из бюджета России 5,4 миллиарда рублей. Именно это пытается внушить нам глава “Эрмитажа” Уильям Браудер, … А ведь это миф. Сергей Магнитский не разоблачал ни того, ни другого..»
«По словам Браудера, схема хищения выглядела так. Милиционеры Кузнецов и Карпов изъяли во время обыска документы и печати трех компаний, переоформили эти компании на подставных лиц, подали в налоговую уточненную декларацию, получили возврат излишне перечисленных налогов. Обналичили эту сумму и украли. Магнитский якобы все это раскрыл, уличил милиционеров в преступлении, за что и был немедленно ими закрыт и уморен в тюрьме до смерти.
…И вот Магнитский рассказывает на допросе об изъятии учредительных документов и печатей, о том, что осенью 2007 года ему стало известно, что компании, чьи документы и печати были изъяты при обыске, перерегистрированы на неизвестных лиц и живут своей жизнью. А далее следует то самое страшное обвинение Магнитского:
“Таким образом, вышеизложенные события объективно свидетельствуют о том, что в 2007 году, при возможном использовании материалов и сведений, изъятых при обыске... было совершено хищение трех обществ…”
Всё! Никаких карповых и кузнецовых Магнитский в этом контексте не упоминает. …Кстати, ни Карпов, ни Кузнецов — нынешние звезды Ю-тьюба — никаких документов и печатей в компании “Файерстоун данкен” вообще не изымали. А изымали их, согласно протоколу обыска от 4 июня 2007 года, следователь Дмитриева Л.И., ….»


Лукавый журналист Вадим Речкалов  всячески пытается пройти мимо, того, что упомянутая схема хищения  впервые была изложена в официальных показаниях Сергея 5 июня 2008 года, за пять с половиной месяцев до ареста и повторно подтверждена за месяц до ареста. И с тех пор никаких изменений и новых фактов к схеме хищения никто не добавил.
 Т.е. это не «по словам Браудера», а по показаниям Сергея.   Лукавый журналист Вадим Речкалов  всячески пытается пройти мимо, того,  что следователем этого дела был П.А. Карпов, а А.К. Кузнецов входил в следственную группу.  Обращаю внимание, что  речь идет о следствии по этим фирмам до их хищения. А то можно понять так, что упомянутые лица занимались расследованием хищения.  Поэтому даже если бы Сергей только раскрыл схему хищения, не называя конкретных лиц, конкретные лица появляются автоматически. Но имена в показаниях Сергея прозвучали. 
 «Всё! Никаких карповых и кузнецовых Магнитский в этом контексте не упоминает…»
Это какой контекст имеет в виду  Лукавый   Журналист Вадим Речкалов? И какую мысль хочет внушить? Что Карпов и Кузнецов не упоминаются в приведенных двух строчках показаний Сергея?  Или, то, что Сергей в своих показаниях о хищении трех обществ не упоминает Карпова и Кузнецова?
Судя по словам журналиста,
 «А ведь это миф. Сергей Магнитский не разоблачал ни того, ни другого..»,
лукавый журналист Вадим Речкалов  пытается сделать последнее. Тогда  журналист Вадим Речкалов   лжет. Ссылка на документ дана, читайте. А часть выдержек из показаний Сергея будет приведена несколькими  абзацами ниже.

 «Кстати, ни Карпов, ни Кузнецов … никаких документов и печатей в компании “Файерстоун данкен” вообще не изымали. А изымали их, согласно протоколу обыска от 4 июня 2007 года, следователь Дмитриева Л.И., ….».
Какую мысль хочет провести лукавый   Журналист Вадим Речкалов? Что П.А. Карпов и  А.К. Кузнецов лично не паковали документы и печати, о чем говорит отсутствие их фамилий в протоколе обыска? Или, что П.А. Карпов и  А.К. Кузнецов не имели никакого отношения к изъятию документов и печатей (которые позже были использованы для хищения)? Если речь идет о последнем, то журналист Вадим Речкалов   лжет. Причем смешно изобличает во лжи самого себя чуть ниже:
 «А следователь Карпов в августе 2007 года отказался выдать адвокатам Браудера изъятые во время вышеописанного обыска документы и печати.»
Насчет  недопонимания смысла  протокола, на, который ссылается лукавый   Журналист Вадим Речкалов.   Протокол он и есть протокол. Например, в протоколе обыска  квартиры и ареста Сергея,  среди исполняющих лиц,  так же никто не найдет ни П.А. Карпова ни А.К. Кузнецова. Там будут только подчиненные Кузнецова, исполняющие его приказ. Это общеизвестно.  Но все еще более явно.  Обыск и  изъятие учредительных документов и печатей «Эрмитаж», хранившихся в “Файерстоун Данкен”,  был абсолютно синхронным с обыском и изъятием документов  в самом «Эрмитаже». Из показаний Сергея, которые, конечно,  читал лукавый   Журналист Вадим Речкалов - «Через несколько минут  после начала обыска Файерстоун Данкен” .. сообщили, что у них то же обыск.».   «…Кузнецов А.К. присутствовал при обыске в офисе филиала Эрмитаж Кэпитал (РАША) Сервисез Лимитед и заявил кому-то коллег Черкасова И.С., которые присутствовали при обыске, что надо было встречаться, когда им предлагали, тогда бы ничего такого не произошло.». Убежден, что в протоколе обыска Эрмитаж Кэпитал, Кузнецов то же не фигурировал. Но Сергей показал, что он был  и даже, привел, что он сказал. Настойчиво проводимая мысль Речкалова, что Карпов и Кузнецов не имели никакого отношения к изъятию документов, и, что Сергей о них «не упоминает»,  является сознательной ложью. А выделенная выше фраза показаний Сергея дорогого стоила. К сожалению. 
Теперь выдержки из показаний Сергея. Из них следует, что  А.К.  Кузнецов интересовался фирмами (впоследствии похищенными) еще летом 2006 года. Сергей обращал внимание, что следователем этого дела являлся  П.А. Карпов. Обратите внимание. Не следователем дела о хищении трех фирм. А следователем дела о фирмах, которые были впоследствии  похищены, используя конфискованные учредительные документы и печати.  Причем Сергей описывает любопытные детали и методы.
«… однажды, когда я находился в офисе филиала Файерстоун Данкан (СиАйЭс) Лимитед, туда явился Кузнецов А.К. … Увидев меня, Кузнецов А.К. сказал, что мне он тоже вручит повестку, … Кузнецов достал из папки пачку бланков повесток, уже подписанных Карповым П.А. скрепленных какой-то печатью, по-моему печатью ГСУ. Используя эти бланки Кузнецов А.К выписал повестку Сандукову, мне и еще, кажется, Гужевой Л.А., и вручил мне эти повестки.»
«… мне известно, что когда он с адвокатом прибыл на допрос в ГСУ ГУВ Москвы к следователю Карпову П.А., в кабинете находились Карпов П.А и Кузнецов А.К. Допрос вел Кузнецов А.К., а следователь лишь записывал вопросы и ответы.»
Так, что лжет Лукавый   Журналист Вадим Речкалов. 
Поэтому, вызывает большое сомнение проводимая им мысль, что
 «Карпов и Кузнецов и раньше, и теперь заинтересованы в расследовании дела.»
Ну и коротко о методах, направленности и цели автора.
 «Магнитский написал около 450 жалоб. А также пространный дневник об условиях содержания в наших тюрьмах, этакий новый “Архипелаг ГУЛАГ”. … Честь и хвала Сергею Магнитскому, светлая память и глубокий поклон от следующих поколений российских зэков.»
Понятна направленность отношения автора, как литературе, так  и к истории. Вызывает глубокое сомнение  искренность автора насчет светлой памяти и глубокого поклона. Но историю знать надо. Немало людей писавших, также истово, «добросовестно» и, как они думали, с пониманием ситуации,  становились зэками. Так, что  искренность автора в отношении глубокого поклона Сергею,   может измениться.
«Никаких показаний Магнитский в заключении не давал. ..И куда смотрели адвокаты Магнитского, позволяя ему усугублять свое положение встречными обвинениями по делу, которое Магнитского не касается?»
Понятно, что и с какой целью сказал  Лукавый   Журналист Вадим Речкалов. Надо отдать должное, владеет терминологией.  «Показания свидетеля - сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде в порядке, предусмотренном законом».  В СИЗО, по обсуждаемому вопросу хищение фирм,  допроса, и соответственно показаний, возможно, и не было. Позиция Сергея была известна по официальным показаниям до ареста.
Но есть рукописный документ Сергея. В интернете, он фигурирует  как выписка из протокола допроса Сергея от 13 октября 2009 года. Правда из документа  прямо, что это был допрос, не следует. Но могу сказать определенно. Если Сергей это написал, то он передал этот текст «органам». И они были в курсе этого. Информативно ознакомиться и с этим.  Читайте. Ничего нового к его двум официальным показаниям до ареста не добавлено. Просто другой стиль документа. Не ответы на вопросы допроса, а последовательное логичное изложение событий похищения трех фирм.
 «..И куда смотрели адвокаты Магнитского, позволяя ему усугублять свое положение встречными обвинениями по делу, которое Магнитского не касается?»
Понятна гипнотизирующая мысль лукавого   Журналиста Вадима Речкалова. Оно конечно, дома, в теплой постели могут возникать свои или не свои мысли. Но создается впечатление, что  у Сергея, человека с огромным аналитическим потенциалом, было свое мнение  и понимание насчет «..не касается..», или касается. И Сергей его неоднократно высказывал.
А теперь, обратите внимание, как в зависимости  от проводимой мысли  лукавый   Журналист Вадим Речкалов по разному характеризует статус и положение Сергея.
«Сергей Магнитский — талантливый бухгалтер, …Пора завершить траур по Сергею Магнитскому».
Т.е. не излишне ли долог траур по бухгалтеру, не много ли разговоров?
«Как он-то из прагматичного финансиста вдруг превратился в нового Солженицына? Что им двигало, кроме гражданской позиции и любви к истине?»
Автор явно не равнодушен к Солженицину. Гражданская позиция  читается с подмигиванием и улыбкой. А Сергей уже вырос до прагматичного финансиста, которому эти примитивные  инстинкты незнакомы.
«Хотя объективно эта смерть была на руку именно Браудеру. … теперь Браудер может обвинить Россию в убийстве своего партнера. И доказательства этому — 450 жалоб Магнитского. И его якобы обвинение сотрудников МВД в хищении. Тут тебе и способ убийства, и мотив.»
Здесь  Сергей,   уже становится ни много ни мало, как партнером Браудера. Ясное дело, не идиот же Браудер,  обвинять Россию  в убийстве бухгалтера  другой фирмы. И  дело не в том, что Сергей никогда бухгалтером не работал. А в том, что это пишет лукавый   Журналист Вадим Речкалов, а совсем не Браудер. Не сомневаюсь, что последний несказано удивился узнав, что Сергей его партнер.  И логика доказательства, что Сергей партнер Браудера, соответствующая  - 450 жалоб Сергея.  Ну а мысль о
«его якобы обвинение сотрудников МВД в хищении»,
красной нитью проходит по всему опусу. Уже обсуждалось.
«…И тут Магнитский, кажется, прозрел. На том же заседании он отказался от услуг адвокатов. Понял, что все это время они защищали не его, а Браудера.
Что означал такой демарш Магнитского для следствия? Только то, что он разочаровался в своих покровителях и готов их сменить. То есть пойти на сделку с судом, дать показания против Браудера, что существенно облегчило бы следователям работу по другим уголовным делам. Через три или четыре дня после этого заседания Магнитский умирает от острой сердечной недостаточности. И в его смерти Браудер обвиняет следователей и оперативников. Но с какой стати им резать несушку, которая в ближайшем будущем могла обеспечить их не то что золотыми, а стальными яйцами?»

Лукавый   Журналист Вадим Речкалов похоже еще и экстрасенс, находившийся в контакте с Сергеем. Но давайте не будем с его помощью читать мысли Сергея за четыре дня до смерти. А выслушаем, что Сергей сказал сам на этом заседании.

« Я хотел бы сделать еще заявление о том, что я отказываюсь от защитников, поскольку с защитником Харитоновым я вчера встречался, мы с ним обсуждали те доводы, которые и мне и ему, надлежало использовать в сегодняшнем заседании, исходя из тех материалов, которые были представлены суду, но сегодня суду было представлено значительное количество новых материалов, суд отказал в возможности мне и защитнику воспользоваться дополнительным временем не для ознакомления, а для подготовки в защите. В настоящее время защитники мои не подготовлены к выступлению в судебном заседании пот той причине, о которой я сказал. Я считаю, что в таких условиях они не способны оказывать мне квалифицированную юридическую помощь, поэтому я от их участия в сегодняшнем судебном заседании отказываюсь. Кроме того, я и сам отказываюсь участвовать в судебном заседании, поскольку, я нахожусь в такой же ситуации. Вчера я готовился к участию в одном судебном заседании, сегодня мне предлагают участвовать в другом судебном заседании»

Вот подробно про факты фальсификации документов.   

Из ходатайства Сергея Магнитского о фальсификации доказательств и подлоге материалов по уголовному делу:
“Мне уже сейчас очевидно, что оригиналы ряда документов, представленных в материалах уголовного дела в копиях, не могут быть в распоряжении следствия, поэтому заверенные их копии, по моему мнению, могут считаться сфальсифицированными доказательствами, поскольку заверены без сличения помещенной в материалы дела копии с оригиналом соответствующего документа или иной его надлежаще заверенной копией, и я намерен добиваться привлечения к ответственности лиц, заверивших такие копии или поместивших их в материалы дела.”
“Материалы уголовного дела, с которыми мне в настоящее время предлагают знакомиться, не являются теми самыми материалами, которые предъявлялись мне 20 октября 2009 г.,..

Еще раз привожу укороченную цитату  не просто лукавого   Журналиста Вадима Речкалова, а еще и экстрасенса, а еще и  заостренного  на поставленной задаче аналитика.
« И тут Магнитский … прозрел. … он отказался от услуг адвокатов… Что означал такой демарш Магнитского для следствия? Только то, что он разочаровался в своих покровителях и готов их сменить. То есть пойти на сделку с судом, дать показания против Браудера, что существенно облегчило бы следователям работу …».

Т.е. Сергей «прозрел».   Подлый Браудер предал его, подменил и сфальсифицировал материалы дела. Причем в содружестве с навязанными адвокатами. Так вот, я отвечаю за свои следующие слова. Адвокатов выбрал сам Сергей и не хотел их менять. Браудер, про них вообще ничего не знал, до выбора Сергея.  А отношение Браудера к работе адвокатов было и является весьма прохладным. Понимайте, как хотите, уже сказал, больше чем хотел. Продолжаю. И вот теперь, прозревший Сергей «готов…дать показания против Браудера..» и существенно облегчить работу следователей.
Поэтому,
 «…с какой стати им резать несушку, которая в ближайшем будущем могла обеспечить их .. золотыми… яйцами?»
Вот только,  следователи давно поняли, что Сергей Магнитский не несушка. И понимали, что если в течение двух оставшихся недель (двенадцать месяцев – максимальный срок  заключения без предъявления обвинения)  материалы дела не будут переданы в суд, Сергей выходит из СИЗО. Срок предварительного заключения Сергея истекал  двадцать четвертого ноября.  А тринадцатого ноября была подана официальная жалоба  с доказательствами подмены и фальсификации материалов дела. Что передавать в суд для обвинения? Что делать дальше следователям и перечисленным выше лицам?
Шестнадцатого ноября Сергей умер.

Публикации материалов подобные «Магнитскому полю» это оборотная сторона доступности информации. Хорошо, что  доступность пока есть. С информацией борются информацией. Методы при  этом самые разные.
Каждый может составить свое представление о методах журналиста Вадима Речкалова и, что им двигало.
 

Но пускай все запомнят, что «Магнитское поле»  написал
журналист Вадим Речкалов.

Гусейнов Тимур Юсуфович

Дать анализ событий смерти

Дать анализ событий смерти Сергея основанный на медицинских знаниях задумал давно. Тридцатилетний стаж анестезиолога-реаниматолога и высшая квалификационная категория, это позволяют. Сдерживало то, что для полноценного анализа не было (да и сейчас нет) достаточно фактов и информации. Планировал дать анализ после ознакомления с повторной экспертизой причины смерти Сергея. Но пока это невозможно. Недавно матери Сергея предоставили возможность ее прочесть. Но, что может понять из пятидесятистраничного текста гибели сына его мать? Мой разговор с ней породил только дополнительные вопросы и изумление. Есть надежда, что копию повторного заключения, со временем, она получит.
На сегодняшний день в основе анализа:
- отчет общественной наблюдательной комиссии (ОНК) со стенограммой разговоров (http://www.rb.ru/dop_upload/file_2010-07-27_19.59.07_otchet_magnitskii__1.doc.) А также черновой вариант этого отчета, в котором есть любопытные детали, не вошедшие в окончательный отчет (частично эти детали тоже есть в интернете).
- результаты патологоанатомического исследования Сергея с заключением эксперта. Получен от трех независимых источников, текст идентичен.
- небольшая часть повторной экспертизы причины смерти Сергея. Это пять страниц выводов и четыре последовательные страницы из текста. Получен от двух независимых источников. Текст идентичен.
- несколько фактов, выявленных при беседах с матерью Сергея.
- беседа с одним из экспертов по повторному заключению о причинах смерти Сергея.
 
Данный текст состоит из двух частей. Часть 1 основана исключительно на фактах и документах. Много есть в интернете, многого нет. Но я готов ответить за каждое слово этой части. Часть 2, это мое субъективное видение событий. Подчеркиваю субъективное, но опирающееся на попытку логически  объяснить (объединить) массу непонятных и противоречивых фактов и деталей.
 
Часть 1.
Основным противоречием, не подающимся профессиональному анализу, является несоответствие основания (причины) перевода Сергея по скорой помощи из Бутырки в Матросскую Тишину, официальной причине скоропостижной смерти Сергея через несколько часов после поступления. Соответственно, профессиональному анализу не поддаются все события и описания этого периода.
 
Напомню, что официальной причиной смерти объявлена острая сердечная недостаточность вследствие вторичной кардиомиопатии. Что повторная экспертиза подтвердила. Синдром внезапной смерти. «Sudden death» - по западной терминологии. Поясню, что это такое. Классическими примерами являются случаи внезапной смерти спортсменов, о которых периодически сообщает пресса. При этом на вскрытии находят гипертрофическую кардиомиопатию. Конечно, вторичная кардиомиопатия   возникает не только вследствие длительных чрезмерных физических нагрузок. Она может быть следствием хронической интоксикации (например, у алкоголиков), длительных хронических заболеваний, приводящих к расстройству метаболизма организма, отравлений, последствиями перенесения тяжелых инфекционных заболеваний. Но, клинически это всегда проявляется одинаково. Смерть наступает непредсказуемо и внезапно в течение минут, на фоне обычного самочувствия человека. Причем по результатам, даже незадолго до смерти снятой электрокардиограммы, ничего значимого может не проявляться. Кстати, ЭКГ незадолго до смерти у Сергея была нормальная. Наверно поэтому в выводах повторной экспертизы есть такая фраза. «Необходимо отметить, что дилятационная кардиомиопатия, обнаруженная у Магнитского С.Л при судебно-медицинском исследовании…, клинически может протекать бессимптомно. Признаков обострения имевшихся хронических заболеваний… обнаружено не было».
 
Итак, если нет обострений заболеваний, имевшихся у Сергея, тогда какова причина ухудшения самочувствия Сергея  в течение трех дней до внезапной смерти? Тринадцатого ноября Сергей пишет заявление начальнику медицинской части о появлении «…болей в области печени, которые меня ранее не беспокоили и тошноты.» http://russian-untouchables.com/docs/D18.pdf. Тринадцатого ноября, с утра, Сергей был на допросе у следователей. После этого, 13 ноября,  следователь позвонил адвокату, который ехал для встречи с Сергеем и сказал, что встреча не состоится, так как Сергей не может покинуть камеру по состоянию здоровья. То же повторяется утром 16 ноября. В подробностях и выдаче адвокатам справки о состоянии здоровья было отказано, аргументируя, что это тайна следствия.
Так вот, это тайной следствия и осталось. Дальше ком нелогичности и непонятности только накручивается. Но, понятно, что перевод Сергея 16 ноября по скорой помощи в Матросскую Тишину должен иметь или медицинские показания или  причину (я не ошибся, показания и причина могут быть абсолютно разными вещами). Также понятно, что будущая внезапная смерть от кардиомиопатии  не могла быть ни тем, ни другим. То есть, кардиомиопатия не могла являться причиной плохого самочувствия Сергея в Бутырке.
Любопытно, что именно этот отрезок времени в повторной экспертизе причины смерти описан до непонятности лаконично. Семь предложений. В оригинале на месте многоточий фамилии, названия препаратов и другие незначительные детали, которые опущены:
«13.11.2009 после прибытия с судебного заседания Магнитский С.Л. обратился… с жалобами на ухудшение состояния здоровья, которое он связывал с психо-эмоциональной нагрузкой во время судебного заседания (выделение мое). … После осмотра …был госпитализирован в терапевтическое отделение. В отделении назначены… в тот же день отмече­на положительная динамика. 14.11.2009 и 15.11.2009 Магнитский С.Л. находился под на­блюдением … получал назначенное лечение. 16.11.2009 осмотрен …Состояние больно­го расценивалось как средней тяжести, поставлен диагноз: «Обострение хронического холецистопанкреатита». … Вызвана бригада скорой помощи, при осмотре врачом которой диагноз подтвердился.»
Стоит обратить внимание на два пункта.
- Сергей не связывал ухудшение состояния с психо-эмоциональной нагрузкой. Логичный и спокойный текст заявления приведен в ссылке выше. Так же следует отметить, что объяснение ухудшения состояния Сергея психо-эмоциональной нагрузкой перенесено из настойчивых показаний врачей и администрации СИЗО (смотри отчет ОНК).
- «Обострение хронического холецистопанкреатита» даже «на воле» не является основанием для госпитализации в стационар по скорой помощи. Это является основанием для рекомендации обратиться в поликлинику завтра для амбулаторного лечения. Основанием к госпитализации может быть подозрение на острую хирургическую патологию. Например, острый холецистопанкреатит (холецистит, панкреатит)… . 
Ну и любопытно сравнить как этот же отрезок времени и эти же события описываются врачом Бутырки Литвиновой :
 «За время пребывания в терапии предъявляет жалобы на боли опоясывающего характера, рвоту каждые три часа. На фоне проводимой терапии отмечается отрицательная динамика, в связи с чем больной выписан и переводится в хирургическое отделение ФБУ ИЗ 77/1. … Я сочла, что быть может, его состояние требует хирургического обследования. Камень может ведь и в проток встать. Была вызвана скорая помощь. Врач «скорой» посмотрел живот и подтвердил мой диагноз».
Совсем другие акценты, не правда ли?
 
Перед переводом Сергея был странный эпизод. Начальник Бутырки Дмитрий Комнов лично берет у Сергея следующую расписку «За время пребывания в СИЗО никакого давления, ни физического, ни психологического ни со стороны сотрудников администрации и сокамерников не оказывалось». На вопрос членов Общественной Наблюдательной Комиссии «зачем такая запись?»
- «Комнов: В 2008 году некий … убыл из СИЗО «Бутырки» и через неделю умер на «Матросской тишине». И поэтому я его попросил, чтобы он это написал.»
Любопытно, Сергей был первым, у кого взяли такую расписку? Или с 2008 года при переводе из Бутырки в МТ по скорой помощи, Комнов лично брал ее у всех? 
 
Следующие непонятные события связаны с описанной внезапной неадекватностью Сергея незадолго до внезапной смерти и вызова бригады скорой психиатрической помощи.
Изначально, для меня было все логично и понятно. Неадекватность поведения при острой хирургической патологи, сопровождающейся интоксикаций, вполне объяснима. А, например, при панкреонекрозе, это, скорее, правило. И это говорит о предельной тяжести состояния, требующей немедленной интенсивной терапии в отделении реанимации. Поэтому с сомнением воспринял информацию, что Сергей выходил из Бутырки своими ногами. Но мать Сергея просмотрев видео, подтвердила, что Сергей выходил из Бутырки своими ногами и зашел в Матрооскую Тишину, неся тяжелые сумки. Более того. В его поведении и движениях мать не увидела ничего необычного и болезненного. Это кардинально изменило мое представление о событиях. Человек, у которого через 30 минут вследствие интоксикации разовьется неадекватность с последующей смертью, в принципе не смог бы зайти в МТ своими ногами.
Тогда причина описанной неадекватности необъяснима. Повторюсь, в показаниях сотрудников и врачей Бутырки, настойчиво акцентируется, что ухудшение состояния Сергея связано с психо-эмоциональной нагрузкой, что перенесено и в материалы повторной экспертизы. Еще раз обратите внимание на заявление Сергея от 13 ноября http://russian-untouchables.com/docs/D18.pdf. Сергей так не считает. Он продолжает вести себя и делать, то, что он делал в течение года. Спокойно, рационально и рассудительно. Следует отметить, что Сергей обладал чрезвычайно устойчивым и сильным типом нервной системой. Никто и никогда не видел его раздраженным и агрессивным. Действия всегда были спокойны, размерены и логичны. Да собственно, вся его история пребывания СИЗО в течение года однозначно говорят об этом. Также обратите внимание, что с точки зрения Сергея он наконец-то добился того, что требовал раньше и, в последний раз 13 ноября – перевода в МТ и обследования. И Сергей на собственном опыте знает, что условия содержания в МТ нельзя даже сравнивать с условиями Бутырки. Он прибыл в МТ. Так какая причина «острого психоза» через 30 минут после поступления в МТ?
 
«При поступлении Магнитского С.Л. в указан­ную больницу в 18 часов 30 минут он осмотрен дежурным врачом-хирургом Гаусс А.В... Его состояние расценивалось как ближе к средней степени тяжести. Магнитский С.Л. на­ходился в сознании, адекватен... В 19 часов 00 минут состояние больного резко ухудши­лось, поведение стало неадекватным, он был дезориентирован, возбужден, вел диалог с «голосом». Учитывая такое состояние, больному была экстренно вызвана психиатриче­ская бригада скорой помощи. До приезда больному планировалось провести спазмолити­ческую терапию. Однако ее проведение было невозможно из-за агрессивного поведения Магнитского С.Л. В 21 час 15 минут он вновь был осмотрен в связи с ухудшением со­стояния. При осмотре врачом-психиатром состояние больного резко и внезапно ухудши­лось - он потерял сознание. Начаты реанимационные мероприятия, а именно: непрямой массаж сердца и искусственная вентиляция легких. Больной доставлен в палату интенсив­ной терапии, где реанимационные мероприятия были продолжены, искусственная венти­ляция легких, введение гормонов, адреналин (общая доза 0,1% 5 мл.). Реанимационные мероприятия, проводимые в течение 30 минут, положительного эффекта не дали. В 21 час 50 минут дежурным хирургом больницы СИЗО Гаусс А.В. была констатирована биологическая смерть подследственного...»
Специально привел полностью весь этот кусок из повторной экспертизы причины смерти. Он еще будет важен.
 
Осмотр врача-хирурга Гаусс А.В. в приемнике-распределителе МТ (отчет ОНК).
«При ее осмотре живот был напряжен, болезнен в обоих подреберьях, явный симптом панкреатита... Во время ее приема в у Магнитского было два позыва на рвоту … Сначала вел себя спокойно, дал согласие на госпитализацию, расписался на медкарте.
В 19-00 он вдруг начал вести беспокойно, стал говорить: «Зачем вы досматриваете мои сумки?»… … и сказал, что его хотят убить. (выделение мое)».   Она ответила ему: «Ваши вещи никто не досматривает».   
Гаусс А.В.  «…вызвала усиление ДПНСИ (Федоровича), с ним пришло примерно 8 человек, Магнитскому надели наручники,…»
 
Начальник Матросской тишины Тагиев Ф. Г.  (отчет ОНК).
«Привезли в СИЗО 18-30. Он сам шел с мешками, был в нормальном состоянии. Привели его к дежурному фельдшеру. Фельдшер вызвал врача-хирурга, Гаусс. Он «заиграл», то есть, начал буйствовать. Говорил: «Зачем вы меня сюда привезли? Стал угрожать. Не хотел уходить из кабинета фельдшера. Дежурная смена усмирила его, надела наручники. Вызвали психиатрическую скорую помощь ,а до ее приезда его отвели в бокс на сборном отделении …(выделение мое)»
 
Тагиев Ф.Г. дал членам ОНК ознакомиться со справкой- выпиской из медкарты:
«16.11.09.18.30. осмотр дежурным хирургом. Диагноз: острый холецистопанкреатит.
16.11.09. 19.00 Больной ведет себя неадекватно. Разговаривает с «голосом»: дезориентирован, кричит, что его хотят убить (выделение мое).  Состояние расценено, как острый психоз.»
 
Хочу обратить внимание на две детали.
Вызов скорой психиатрической помощи при неадекватности пациента с подозрением на острую хирургическую патологию с медицинской точки зрения поступок, мягко говоря, непонятный. Выше показано, что врач-хирург Гаусс выявила явные симптомы панкреатита и поставила диагноз «острый холецистопанкреатит». Как говорил выше, сочетание неадекватности с таким диагнозом требует немедленной интенсивной терапии заболевания, являющегося причиной неадекватности. И единственное разумное объяснение вызова психиатрической скорой помощи, это необходимость (желание) юридической констатации факта неадекватности независимым врачом-специалистом. Но это желание никак не влияют на необходимость интенсивного лечения и наблюдения.
Врач Гаусс А.В.  вызывает бригаду усиления ДПНСИ (Федоровича) в количестве восьми человек и уходит из приемника-распределителя.
Из необъяснимого.  На руках и ногах Сергея обнаружены многочисленные ссадины и ушибы. Но особенно впечатляют глубокие круговые раны в проекции наручников. Хочу обратить внимание. Никто и никогда не объяснял, как и когда эти раны были получены. Как-то по умолчанию, это само сомой подразумевается. Из показаний сотрудников МТ и бригадира ДПНСИ Федоровича, в частности,  следует, что с этими ранами от наручников, Сергей уже поступил МТ. Или, по крайней мере, когда ему надевали наручники в МТ (бригадой ДПНСИ) в период описанной неадекватности, раны уже были. Если сотрудники МТ не «ошибаются», то тогда эти раны получены в период транспортировки в МТ.
 
Итак, врач Гаусс А.В. вызывает бригаду усиления ДПНСИ (Федоровича) в количестве восьми человек и уходит из приемника-распределителя.
С медицинской точки зрения это объяснить невозможно. Если действительно были выявлены «явные симптомы панкреатита» и через несколько десятков минут после этого действительно появилась неадекватность,   Врач не мог оставить такого пациента. Такая безграмотность врача-хирурга невозможна. Объяснения могут быть только вне сферы медицины.
Дальнейшие события являются дикими и противоестественными. Бригада усиления, численностью в восемь человек, надев на Сергея наручники, уводит его в бокс сборного отделения и там его «усмиряет». При этом используются резиновые дубинки. Факт использования резиновых дубинок мать Сергея прочла в материалах по повторной экспертизе. Врачей прибывшей скорой психиатрической помощи более часа не пускают в сборное отделение. Пускают, только после биологической смерти Сергея.
А как же приведенный выше текст из повторной экспертизы причины смерти? 
«При осмотре врачом-психиатром состояние больного резко и внезапно ухудши­лось - он потерял сознание. Начаты реанимационные мероприятия, а именно:..»
Дело в том, что большинство сотрудников МТ дали показания (есть в тексте отчета ОНК), что смерть Сергея наступила в присутствии врачей вызванной бригады. И получается, что они даже участвовали в реанимации. Затем эти показания перекочевали в текст повторной экспертизы. Конечно, наличие такого факта было бы весьма значимой информацией. Это было бы свидетельство независимого врача о факте неадекватности Сергея и свидетельство по обстоятельствам клинической смерти. И кому-то было надо, чтобы оно фигурировало.
Но вот, что сказал врач этой скорой помощи (отчет ОНК):
«Скорая пришла в СИЗО в 20 часов, а не в 20-48. (Мой комментарий. Сотрудники МТ называют время приезда скорой 20-48.).   Но ее врачей к пациенту сразу не пустили.  Ждали более часа. Потом пришли и сказали,., что он умер.» Ну мы все-таки врачи «Скорой помощи», вдруг потребуются реанимационные мероприятия. Пошли. Зашли в камеру. Он лежал на полу и мы определили признаки биологической смерти. Там был кто-то из медперсонала, потом пришел мужчина. Женщины-врача я не видел.»
Эти же, но более подробные показания врача скорой помощи, мать Сергея прочла в тексте повторной экспертизы. С ее слов, врач подробно описывает то, что он увидел. Подробно описывает  осмотр тела Сергея в боксе приемника-распределителя. И его мнение, что биологическая смерть наступила минимум за 15 минут до его прихода.   Причем эти показания повторены при очной ставке с сотрудниками МТ, которые утверждали обратное. Там же есть показания фельдшера, сопровождавшего врача скорой помощи. Его показания идентичны по смыслу показаниям врача скорой помощи. Можно предположить, кому-то очень надо показать, что этот врач видел и неадекватность и смерть. И судя по всему, режиссерами повторной экспертизы причины смерти, были эти люди.
 
В пункте 3 выводов повторной экспертизы причины смерти, даны ответы на следующие вопросы:
1.   Имелась ли возможность сохранить жизнь Магнитскому С.Л. при оказании квалифицированной медицинской помощи?
 
2.   Оказывалась ли квалифицированная медицинская помощь Магнитскому С.Л. в полном объеме в период его нахождения в ФБУ ИЗ-77/1 УФСИН РФ по г. Москве, ФБУ ИЗ-77/2 УФСИН РФ по г. Москве, а также в ФБУ ИЗ-77/5 УФСИН РФ по г. Москве?
Пункт 3.  «Дать полную и объективную оценку проведённым реани­мационным мероприятиям Магнитскому С.Л. в ИЗ 77/1 16 ноября 2009 г. не представляется возможным в связи с тем, что в медицинской документации отсутствуют сведения о времени остановки сердца, вида остановки (ассисталия/фибриляция), времени начала реанимационных мероприятий, соотношения частоты вдоха и частоты компресса грудной метки, времени транспортировки пациента в палату интенсивной терапии, реанимацион­ных мероприятиях во время транспортировки, об эффективности массажа сердца (по по­казателям артериального давления, величине зрачков, цвету кожных покровов лица) и т.п.. …Вместе с тем, следует отметить, что при остановке сердца на фоне вторичной кардиомиопатии… реанимационные мероприятия, прово­димые даже в полном объеме … мало эффективны…».
 
Все-таки попробую дать если не полную, то, хотя бы, объективную характеристику проведенным реанимационным мероприятиям.
В пункте 4 повторной экспертизы причины смерти сказано: «..Точечная рана в области корня языка, обнаруженная при судебно-медицинском исследовании ..., являлась следом медицинской инъекции. …иных следов инъекций … обнаружено не было.». Привел это, чтобы было понятно, что этот факт экспертами не пропущен.  
Действительно, по данным патологоанатомическойэкспертизы больше следов инъекций не обнаружено.   Так вот. Без венозного доступа, полноценная реанимация невозможна. Не хочу обсуждать прием позапрошлого века – инъекция в корень языка. Не хочу обсуждать, что сделана одна единственная инъекция. Не хочу обсуждать, что не понимаю,  как при этой единственной инъекции, было «введение гормонов, адреналин (общая доза 0,1% 5 мл».  И, как,  если указанный объем препаратов вводился фракционно через введенную и оставленную иглу, при этом проводили искусственную вентиляцию легких.   Не хочу обсуждать, что внутрисердечная инъекция по времени и простоте аналогична инъекции в корень языка, но в отличие от нее, является эффективным методом. Но хочу отметить, что даже попыток пункции вены не было.
Берусь сказать больше. Непрямого массажа сердца тоже не было. Для профессионала мелкие и незначительные детали могут являться фактом. Извиняюсь за медицинские подробности. При реанимации и непрямом массаже сердца у взрослого мужчины гиперстенического телосложения, повреждения,   ребер и грудины, в той или иной степени, неминуемы. И стандартным описанием секции таких случаях является: «Состояние после реанимационных мероприятий, повреждения ...». При патологоанатомической экспертизе Сергея при довольно тщательном ее описании, никаких свидетельств реанимации с непрямым массажем сердца нет. 
Теперь повторю часть пункта 3 повторной экспертизы причины смерти: 
«Дать полную и объективную оценку проведённым реани­мационным мероприятиям … не представляется возможным в связи с тем, что ….отсутствуют сведения о … времени транспортировки пациента в палату интенсивной терапии, реанимацион­ных мероприятиях во время транспортировки (выделение мое)»
 
И часть из повторной экспертизы о поступлении Сергея в МТ, полностью приведенной выше: « Больной доставлен в палату интенсив­ной терапии, где реанимационные мероприятия были продолжены (выделение мое), искусственная венти­ляция легких, введение гормонов, адреналин (общая доза 0,1% 5 мл.). Реанимационные мероприятия, проводимые в течение 30 минут, положительного эффекта не дали».
А теперь перечитайте, что сказал врач скорой психиатрической помощи (отчет ОНК). Вот часть - « зашли в камеру. Он лежал на полу и мы определили признаки биологической смерти.». И вспомните, что есть его подробные показания и ни о какой реанимации речи нет. И это подтверждает сопровождающий его фельдшер. Не знаю, что за  реанимация была до прихода этого врача. Но факт реанимационных мероприятий в период транспортировки в палату интенсивной терапии, «где реанимационные мероприятия были продолжены», вызывают большие сомнения. Биологическая смерть наступила в боксе приемника- распределителя.
Надеюсь, что моя характеристика реанимационных мероприятий основывается на фактах.
Создается впечатление, что целью заключения по реанимации, было написать что-нибудь для обоснования невозможности сказать что-то конкретное. Но, при этом, на малую эффективность даже полноценной реанимации при кардиомиопатиии, обращено пристальное внимание.
Ну и то, что не на фактах, а на эмоционально-субъективном восприятия действительности. Далеко не всегда в приемном покое хорошей больницы доступно лежит аппарат искусственной вентиляции легких. В сборнике-рапределителе Матросской Тишины оказывается, он есть. Правда, им еще надо уметь пользоваться…
 
Таким образом, создается четкое впечатлении, что режиссеры повторной экспертизы причины смерти преследовали единственную цель – подтвердить причину смерти от острой сердечно-сосудистой недостаточности. И показать отсутствие ее связи с действиями должностных лиц и медиков. При этом¸ все, что этому противоречило или опускалось или искажалось. Вплоть до приведения обстоятельств, которых не было.
 
Не удержусь и скажу, что части текста повторной экспертизы очень напоминают отчеты съезда ЦК КПСС. «Таким образом, установлено, что условия содержания Магнитского С.Л. в СИЗО №2 в целом соответствовали требованиям законодательства РФ. Камеры, в которых он содержался, были оснащены необходимой мебелью и инвентарем в соответствии с установленными нормами… За весь период содержания в указанном учреждении он был обеспечен индивидуальным спальным местом. Вместе с тем,(пошло перечисление недостатков, выделение мое) . Эти и ряд других недостатков руководство учреждения и УФСИН России по г. Москве объяс­няют нехваткой времени в связи с повышенной нагрузкой на медперсонал. В настоящее время некомплект в медицинской части СИЗО № 2 составляет 10 единиц. Полностью от­сутствует фтизиатрическая служба. Должности врачей-фтизиатров не укомплектованы более года. Также более года не были укомплектованы должности врачей - дерматовене­рологов. Врач-терапевт приступил к работе лишь 26.10.2009. Длительное время не уком­плектованы должности специалистов - провизора, лаборанта и ряд других. Начальник ме­дицинской части отсутствует на службе с мая т.г.»
Какое отношение к повторной экспертизе причин смерти Сергея имеет информация о некомплекте и проблемах медицины Бутырки и в, частности, отсутствие дерматовенерологической и фтизиатрической службы? А этому посвящено текста больше чем, описанию обстоятельств ухудшения состояния Сергея в Бутырке . И невольно возникает вопрос. Зачем человека, которому рекомендовано динамическое медицинское обследование и по их результатам плановая операция, переведен в столь медицински неблагополучное место? 
Но и при ознакомлении с «отдельными   недостатками» возникает недоумение.
Это из выводов повторного заключения. «Указанные диагнозы для их уточнения и определения дальнейшей тактики ведения больного требовали проведения лабораторных исследований крови и мочи (определение количественного содержания амилазы, билирубина, печёночных ферментов ACT, АЛТ, ЩФ, ГГТП и показателей воспалительных изменений в организме: лейкоцитоз, сдвиг формулы крови и др.), которые не были назначены и не были проведены.»
Все это правильно. И очень хочется надеяться, что когда-нибудь в Бутырке это будут и назначать и проводить.
Но вот   с Сергеем, это чудовищное уже случилось. И Он уже не в Бутырке, и не в МТ,  а на патологоанатомическом исследовании. Цель, которого понять и определить, что же произошло. Почему тогда выше названные  исследования не были выполнены посмертно? Понятно, для части лабораторных показателей это уже невозможно. Часть требует экстраполяции до прижизненного состояния. Но часть требует просто определения. И, кстати, московская школа судебно-медицинской экспертизы сильна этим аспектом. Это могло бы дать дополнительную информацию. Ведь причина вторичной кардиомиопатии осталось неизвестной. Напомню, вторичная – вследствие каких-то причин и заболеваний (в начале было перечислено). Непонятна и причина ухудшения состояния Сергея за несколько дней до смерти и причина его перевода по скорой МТ. Ведь «Признаков обострения имевшихся хронических заболеваний… обнаружено не было».
Почему при повторной экспертизе отсутствие посмертных бихимических исследований не замечено? Сомнительно, что у экспертов в этой области для этого не хватило знаний.
В судебно-медицинском диагнозе на основании исследования гистологического материала звучит «хронический активный персистирующий гепатит». В материалах повторной экспертизы   «признаки хронической экзогенной интоксикации в виде … хронического персистирующего гепатита с минимальной активностью.»
Не знаю, почему так сместился акцент. Не берусь судить, мог ли активный гепатит быть причиной ухудшения состояния Сергея. И мог ли он быть причиной вторичной кардиомиопатии. Но убежден, что как прижизненное, так и посмертное биохимическое исследование функции печени были бы важными фактами для анализа.
 
Хотел бы отметить непонятный факт. Патологоанатомическую экспертизу проводил эксперт со стажем «до одного года».
А ведь речь идет о случае повлекшим многочисленные кадровые перестановки высоких чиновников силовых структур. О случае, расследование которого взял под контроль Президент. О случае, повлекшим изменения законодательства России.
Не будет ли названный стаж  эксперта  основанием для разведения рук – не заметил состояния после реанимации, не описал попыток пункций вен и т.д. Да и мало ли, что еще выявиться, что не заметил. Но, что уже в прошлом и, что  невоспроизводимо. А ведь повторная экспертиза во многом базировалась на результатах патологоанатомической экспертизы.
Также непонятно почему на независимой патологоанатомической экспертизе присутствовал представитель СИЗО.  
 
 
Уже говорил, что изучение доступной мне части повторной экспертизы оставляет странное впечатление. Что ищется обоснование  не касаться того, чего касаться не хочется. Вот еще пример.
 
Вопросы:
3.   Оказывалась ли квалифицированная медицинская помощь Магнитскому С.Л. в полном объеме в период его нахождения в ФБУ ИЗ-77/1 УФСИН РФ по г. Москве, ФБУ ИЗ-77/2 УФСИН РФ по г. Москве, а также в ФБУ ИЗ-77/5 УФСИН РФ по г. Москве?
 
4.   Допущены ли кем-либо из должностных лиц следственных изоляторов нарушения медицинских правил и норм, регламентирующих оказание медицинской помощи при заболеваниях, имеющихся у Магнитского С.Л.?
 
Пункт 4. Ответ на вопросы 3,4. «.Как следует из Заключения служебной проверки, прове­денной под председательством заместителя директора ФСИН А.А. Смирнова, при оказа­нии медицинской помощи Магнитскому C.Л, должностные липа должны были руково­дствоваться совместным Приказом Министерства здравоохранения и социального разви­тия Российской Федерации и Министерства юстиции Российской Федерации от 17.10.2005 № 640/19 и Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утверждённых приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 14.05.2005 №189. Поскольку указанные документы не были представлены настоящей экспертной комиссии, судить о том, имели ли место при оказании Магнитско­му медицинской помощи какие-либо нарушения этого Приказа и Правил, не пред­ставляется возможным. Оценка действий должностных лиц следственных изоляторов не относится к компетенции судебно-медицинской экспертизы, является прерогативой су­дебных и следственных органов.»
А запросить необходимые документы? Ведь эксперты имели право запрашивать и получать необходимую информацию. Или не дали?
 
Я разговаривал с одним врачом-экспертом, который участвовал в повторной экспертизе причины смерти Сергея. Это было полезно для понимания технологии.
Каждый специалист отвечал на конкретные вопросы по своей специальности. И давал свое заключение и замечания. Каждый специалист имел возможность знакомиться со всеми материалами и запрашивать дополнительные. Но, например, специалист, с которым общался я, исходя из специфики своего направления, обращал основное внимание, на то, что касается его специальности. Специалисты между собой не контактировали.  Дальше их мнения кем-то редактировалось и объединялось в единый текст экспертизы. Окончательное заключение подписывалось. Упомянутый специалист отметил, что не все его замечания и сомнения вошли и учтены в окончательном варианте. А, что-то он не говорил, но отнес это к мнению другого эксперта.  Например, я привел несколько странных (спорных) тезисов и акцентов заключения.   Специалист не смог четко их объяснить и трактовать, хотя они относились к его области экспертизы. Таким образом, многое зависело от лиц, которые компоновали материал.
Полагаю, что экспертам повторной экспертизы не доставит удовольствия прочесть мой анализ. Особенно экспертам в области реаниматологии и интенсивной терапии.
Уверен, что ими были высказаны мнения и замечания, не вошедшие в окончательный текст повторного заключения.
Однако эксперты подписались под ним.  
А эта подпись предполагает ответственность.
 
Часть 2 скоро будет опубликована.
 
Гусейнов Тимур Юсуфович.
 

Перечислю еще несколько

Перечислю еще несколько «странностей», которые не дал в первой части.
 
По заключению судмедэксперта, кровоподтек в проекции голеностопного сустава имел давность 3-6 суток. Двенадцатого ноября Сергей не сообщил адвокатам, ни о каких прецедентах. Значит, кровоподтек появился тринадцатого ноября. В день, когда адвокатов к Сергею не допустили. Остальные раны и повреждения были нанесены незадолго до смерти.
 
На патологоанатомическое исследование Гаусс А.В. направила Сергея со следующим: «Причина смерти: Токсический шок, острая сердечно-сосудистая недостаточность. Диагноз: желче-каменая болезнь. Острый калькулезный холецистит. Острый панкреатит. Панкреонекроз? Острый психоз. Закрытая черепно-мозговая травма?»
Когда сформировался «окончательный диагноз» внезапной смерти, акценты сместились так, что, с медицинской точки зрения, перевод Сергея по скорой помощи стал уже непонятен. Это отражено в результатах повторной экспертизы.
 
По регламенту, досмотр личных вещей при поступлении в следственный изолятор обязателен. Поэтому вопрос Сергея «Зачем вы досматриваете мои сумки?» вполне логичен и вполне мог быть. А вот ответ  «Ваши вещи никто не досматривает», как минимум странен. А может быть просто издевательством.
 
Мать Сергея в результатах повторной экспертизы видела описание двух рентгенограмм грудной клетки Сергея сделанных в МТ. С ее слов, в заключениях написано, что изменений никаких нет, норма. При диллятационной кардиомиопатиии это невозможно. «Диллятация» переводиться как расширение. Границы сердца не могли быть нормальными при этом диагнозе.
 
 
Часть 2
Мое субъективное видение событий
 
 
Тринадцатого ноября на Сергея было оказано беспрецедентное давление. После которого, встречу с адвокатами нельзя было позволить.
Шестнадцатого, в Матросскую Тишину Сергея везли для последней попытки его сломать. Возможно, указаний убивать не было. Но это, только   из рациональности, что Сергей был бы чрезвычайно ценен живым и дающим «нужные» показания. С другой стороны, у «следствия» было достаточно оснований считать, что сломать Сергея не получится.
Ухудшение состояния Сергея было лишь поводом для перевода. А неадекватности Сергея в МТ не было.  Но режиссерам нужно было зафиксировать это ухудшение и организационные действия, связанные с ним. И нужно было зафиксировать вызов скорой психиатрической помощи. Следы физического насилия в отношении сильного мужчины неминуемы. Именно потому, что это выдумано, в описаниях этих событий,  столько противоречий и лжи.
Патологоанатомическая  причина смерти - «диллятационная кардиомиопатия». Здесь не место обсуждать,  была ли кардиомиопатия, ее выраженность, возможные ее причины и какой риск она могла бы представлять для здоровья Сергея в будущем. Но шестнадцатого ноября Сергей умер от насилия.
 
Гусейнов Тимур Юсуфович.

В конце прошлого  года я дал

В конце прошлого  года я дал анализ событий смерти Сергея. И перечислил, на основании чего этот анализ был сделан. С тех пор, и к настоящему времени, мне стали доступны многие полнотекстовые документы дела. Но, я  не считаю правильным приводить дополнительные факты. Просто потому, что могу этим помешать защите Сергея. Всему свое время.
Могу только сказать, что новые факты (документированные) и обстоятельства подтверждают ВСЕ, что говорил раньше.
Гусейнов Тимур Юсуфович.