Профессиональные медицинские консультации и советы для интеллектуальных пациентов
 
  

Отчет Гусейнова Т.Ю. Субъективные ощущения в период пребывания в отсеке «ШАР»

Гусейнов Т.Ю.
Субъективные ощущения в период пребывания в отсеке «ШАР».
1.      При оценке общего самочувствия можно выделить периоды, в течение которых субъективные ощущения были в определенной степени стойкими и характерными.
Период компрессии и ближайшие 4-6 часов после нее.
При достижении 4-6 ата появилось похрустывание в крупных суставах, дискомфорт при движениях в них, легкое чувство тяжести в голове. При 7-8 ата появилось затруднение при дыхании носом. При 10-15 ата дискомфорт при движениях в крупных суставах достиг максимума, появился дискомфорт при движениях в мелких суставах (фаланговых). При достижении 20-25 ата максимума достигло чувство «тяжести в голове», усталость, сонливость. Часовой сон значительно уменьшил эти явления. При дыхании, особенно при кашле возникало неприятное чувство больших перепадов дав­ления в легких. При кашле старался растянуть кашлевой толчок во времени плавно напрягать мышцы, особенно брюшного пресса. Объемы форсированных вдоха и выдоха физически воспринимались как ограниченные. При этом ре­зервов для увеличения скорости вдоха было меньше, чем для выдоха. При какой-то скорости поступления дыхательной смеси в легкие, дыхательная мускулатура вдоха не могла обеспечить дальнейшее увеличение объема поступающей дыхательной смеси. Однако, все эти ощущения не носили характер «нехватки воздуха». Привыкание к ним шло быстро - в пределах 4-6 часов. В этих же пределах времени после компрессии значительно уменьшилось чувство тяжести в голове.
Дискомфорт со стороны температурного режима был особенно выражен в этот же период. Наплывами возникало чувство жара, сопровождающееся выраженным потоотделением и чувство холода с ознобом. Возможно было сочетание и того и другого.
По достижении 25 ата, в течение 10-20 минут отмечался  тремор  (дрожание) пальцев рук. Других проявлений, которые можно отнести к НСВД, не отмечено.
Первые три дня пребывания при давлении 25 ата.
Этот период в основном характеризовался повышенной утомляемостью и сонливостью. После физической нагрузки, любой активности, даже приема пищи, хотелось отдохнуть. Наблюдалась быстрая адаптация к кружащим условиям.
Особенности дыхания оставались, но не воспринимались как опасные. Неприятные ощущения вызывал только кашель. Кашлевые толчки не обеспечивали выброс смеси из трахеи. В области диафрагмы возникала боль. Сильное ощущение «нехватки воздуха» возникло один раз - в первую ночь после компрессии, во время сна. Проснулся. Паники не было. Убедился, что нормальных для этой среды 5-6 дыханий в минуту, хватает для вентиляции легких. Пульс был ритмичный, 36 в минуту. Заснул. Ощущение меньшей степени выраженности - дыхательный дискомфорт, от­мечен 3-4 раза. Эти эпизоды возникали всегда в состоянии полного покоя, в положении лежа и всегда сопровождались чувством заложенности носа. Не исключено, что нарушение проходимости дыхательной смеси через носовые ходы были одним из главных факторов развития дыхательного дискомфорта. Вообще, в состоянии покоя, при хорошей проходимости носовых ходов, дыхание было полностью носовым, с частотой 4-6 в минуту. По отношению к фазам дыхательного цикла, дыха­тельный дискомфорт всегда проявлялся во время вдоха. Появлялось впе­чатление запаздывания поступления дыхательной смеси, несоответствия поступающего объема потребности. Область диафрагмы «схлопывалась», неприятно запаздывала на вдохе. Близкие мимолетные ощущения возникали при непроизвольных вставочных глубоких вдохах в состоянии покоя.
В этот период отмечено нарушение сна связанное с двумя факторами - повышением диуреза и чувством заложенности носа, В течение ночи просы­пался 2-3 раза.
Последующие 6 дней (до начала декомпрессии).

К новой механике дыхания привыкание почти полное. Неприятен только кашель. Ночью сон хороший. Голова ясная. Дыхательного дискомфорта не возникает. Общее самочувствие хорошее, настроение бодрое. Работается легко, с удовольствием.

Период декомпрессии (в «Шаре»).
Общее самочувствие хорошее. Ночью 1-2 раза стал просыпаться во время подачи кислорода. Беспокоили неприятные ощущения со стороны кожных пок­ровов и наружных слуховых проходов – почесывание, зуд. Очень хотелось принять душ.
При снижении давления до 20 ата отмечено выраженное субъективное изменение механики дыхания. Дышится легко, свободно. Возросли форсирован­ные объемы вдоха и выдоха, Ощущение заложенности носа становиться редким. В период смены газовой смеси с неона на гелий (открытие шлюза между "шаром" и жилым отсеком) возникло чувство покалывания об­ластей подъема стоп, затем голеней, бедер и в меньшей степени поясницы. Ощущение напоминало ожег крапивой, длились 15-20 минут. Выраженного беспокойства не прино­сили.
II. Субъективные ощущения, связанные с какой-либо деятельностью.
Физическая нагрузка.
В фоне, при 1 ата, причиной отказа при выполнении максимальной физической нагрузки была усталость мышц ног. При 25 ата максимальная физическая нагрузка в условиях самостоятельного дыхания не достигала уровня, вызывающую какую-либо усталость мышц ног. Причиной отказа всегда было ощущение чрезмерной нагрузки, предъявляемой к внешнему дыханию. Однако, эти ощущения резко отличались от дыхательного дискомфорта описанного для состояния покоя. Ощущения не были тревожными и чрезмерно неприятными. Они носили физиологический характер. Такие ощущения вполне могли возникнуть при большой нагрузке в обычных условиях. В период выполнения физической нагрузки вдох воспринимался как более тяжелая часть дыхательного цикла. Ощущения усталости дыхательных мышц не возникало. Проведению нагрузки мешала мокрота, вызывающая першение и кашель. Кашель сразу сбивал правильный ритм дыхания.
При выполнении максимальной нагрузки на фоне вспомогательного дыхания отмечался резкий диссонанс между легким вдохом и тяжелым выдохом. Вдох даже на высоте нагрузки воспринимался легче, чем в покое. Сопро­тивление на выдохе не менялось. Возникающий диссонанс в какой-то сте­пени мешал регуляции дыхательных объемов и требовал приспособления. При небольших нагрузках вклада вспомогательной вентиляции не ощущалось. На последних ступенях нагрузки, положительный вклад вспомогательной вентиляции ощущался отчетливо. На фоне вспомогательной вентиляции достигал нагрузки при которой уже устали мышцы ног. Однако причиной отказа оста­вался дыхательный дискомфорт. После окончания нагрузки комфортнее было восстанавливаться в условиях вспомогательного дыхания.
Мокрота при этом методе проведения МПК мешала больше.
Принятие пищи.
Есть приходилось очень медленно. Главная причина в том, что в период жевания и глотания дышать приходилось крайне осторожно, или вообще не дышать. При несоблюдении этого, в трахею залетали кусочки пищи и вызывали тяжелый неприятный кашель. Принятие пищи   превращалось в длительный попеременный процесс еды и вентиляции легких. Несмотря на некоторое изменение вкусовых ощущений аппетит всегда был хорошим.
Разговор.
Изменения дикции отмечены при давлении 2 ата. При 25 ата нарушения были выраженными, но после нескольких дней адаптации общению почти не мешали. Однако, быстро или непрерывно говорить было невозможно – возникало желание провентилировать легкие (отдышаться). Это состояние  можно  охарактеризовать как дыхательный дискомфорт.

Комментарии

Марина

Очень благодарна Тимуру Юсуфовичу за кокрановскую библиотеку,здесь много материалов по всем направлениям не только по основной тематике вашего сайта.

Спасибо. Это очень приятно.

Спасибо. Это очень приятно.  Не могу только понять, почему посетители  не пишут это в специальном месте - "Отзывы о сайте". А находят самые неожиданные места smiley.

Т.Ю.

Эта публикация первая

Эта публикация первая попалась мне в ру_нете по этой теме. И скажу - удовлетворен что набрел именно на нее. Хотя нужно бы развить данный вопрос. Для посетителей этого сайта скажу - реальный, рекомендую!!!!

Несомненно новое это хорошо

Несомненно новое это хорошо забытое старое.Вот это мы видим в посте здесь. Прикольно!

Слышал эту историю лет так 7

Слышал эту историю лет так 7 назад.

круть.

круть.